Почему при сдаче крови важно учитывать расу

Как наша национальность определяет состав крови и почему нацменьшинствам так важно быть донорами. Перевод статьи Розы Джордж для NY Times.

«Нам нужна кровь черного»

Я не знала, что ответить, когда услышала эту фразу в первый раз, ведь это было сказано главой Английской национальной службы крови. Тогда я знала о донорстве очень мало, но эта фраза до сих пор меня удивляет.

История расовой сегрегации доноров отвратительна. Первый американский центр крови, основанный в 1937 году в окружной больнице им. Кука в Чикаго, указывал расу донора в документах. Во время Второй Мировой кровь афроамериканцев помечалась буквой «N». Некоторые центры крови вообще отказывались брать у них кровь. Такую кровь переливали только солдатам афроамериканцам. В письме к Элеоноре Рузвельт (жене 32-го президента США Франклина Рузвельта. — Прим. ред.) председатель Американского Красного Креста Норман Дэвис признавал, что такое разделение — всего лишь традиция, а не необходимость. Эта практика продолжалась вплоть до 1950 года. В Луизиане (штат в США. — Прим. ред.) ее запретили лишь в 1972 году. 

Хоть сейчас никто не различает донорскую кровь таким образом, научно доказано, что она может отличаться в зависимости от расы или этноса.

Большинство из нас знает только восемь групп крови: A, B, AB и O, каждая из которых может иметь положительный или отрицательный резус-фактор. Они определяются комбинациями белков и углеводов — антигенов, которые находятся на поверхности красных кровяных телец. Однако Международное общество переливания крови выделяет 360 антигенов, а их комбинаций намного больше.

Успешность переливания зависит от «схожести» крови. Если кровь донора имеет антиген, которого у вас нет, то организм начнет вырабатывать антитела — бороться с чужеродной кровью. Такое переливание нанесет серьезный ущерб иммунной системе, которая уже и так ослаблена из-за болезни. В некоторых случаях это может привести к летальному исходу.

Знаете, кто виноват, что наша кровь такая разная? Комары

Конни Вестхоф, научный директор национального центра геномики групп крови в Нью-Йорке, утверждает, что такое разнообразие в группах крови возникло из-за эволюционной борьбы человека с бактериями, малярией и паразитами. Если малярию не сможет победить какой-либо антиген, он может измениться в целях защиты, тем самым образовав новую группу крови. Холера развивается сильнее на стенках кишечника носителя первой группы крови, но эта же группа крови лучше противодействует малярии.

Только 27 % монголоидов имеют вторую группу крови, а третья группа крови более распространена в Азии, чем в Европе.

Это работает не только с группами крови. Клетки серповидноклеточной анемии (наследственного заболевания, при котором клетки гемоглобина приобретают кристаллическое строение. — Прим. ред.) увеличивают сопротивляемость малярии, поэтому анемия чаще встречается у африканцев.

Редкая кровь

Зимой 2018 года случай Зайнаб Мугхал из Южной Флориды стал ярким ответом на вопрос «Почему так важна редкая донорская кровь?». Она в своем трехлетнем возрасте заболела нейробластомой — агрессивной формой рака. Зайнаб прошла химиотерапию и пересадку стволовых клеток. Ей постоянно нужна была очень редкая донорская кровь, которая есть у 1 % людей на Земле, у которых отсутствуют антигены «Indian B» и «Big E». С помощью Американской программы редкого донорства и Международного регистра редких доноров в Англии были найдены доноры с такой же сверхредкой группой крови.

Найти такого донора было трудной задачей: «Indian B» находится только в крови иранцев, пакистанцев и индийцев, и оба родителя донора обязательно должны быть из одной народности. Два таких донора жили в США, два в Британии и один в Австралии.

Поиск донора костного мозга тоже должен быть максимально «этноцетричным». Доктор Абир Мэдбоули, старший научный сотрудник в «Be the Math»: «Национальность тоже играет роль в поиске донора костного мозга, потому что HLА (группа антигенов. — Прим. ред.) кодирует иммунную систему, а она зависит от местности, в которой вы живете». В зависимости от окружающей среды каждая популяция вырабатывает свой тип HLA-гена.

«Представим, что есть ребенок от смешанного брака. Один родитель из Азии, второй — из Африки. Получается совершенно новая смесь из африканского и азиатского HLA. В прошлом году стало на два миллиона доноров больше, но лишь 30 % из них можно назвать „смешанными“. Этого недостаточно», — утверждает Мэдблоули.

Предложение Нью-Йоркского центра крови указывать национальность при сдаче крови вызвало неоднозначную оценку. Да, это было довольно эффективно — бюджета на то, чтобы тщательно проверять каждую донацию, не было, а эта строка в документах позволила бы лучше отбирать кровь. Но персонал был против. «Мы не объяснили, что разделяем кровь не просто так, а чтобы увеличить точность переливания».

Случай Зайнаб показывает, как важно людям с редкой группой крови становиться донорами. Как говорит Сюзан Форбс из центра One Blood, цель в том, чтобы они возвращались снова и снова, чтобы запасы редкой крови не иссякали.

Перевод: Никита Балаба

Оригинал: New York Times

 

Add Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *