Ваша кровь подарила моему сыну время

В 2010 году Джим Тейлор решил стать донором, чтобы помочь спасти дочь своих знакомых. Спустя два года донорская кровь стала необходима его семье: у Джима родился сын Аарон с неработающей печенью. 

Новорожденный мальчик пережил две пересадки печени, из-за которых ему требовались постоянные переливания. Врачи боролись за жизнь Аарона полтора года, однако спасти его не удалось. С тех пор Джим и его семья продолжают сдавать кровь в память об Аароне. 

Публикуем перевод истории, написанной Джимом Тейлором.

Я никогда не сдавал кровь регулярно, но примерно раз в год обязательно принимал участие в донорских мероприятиях, которые проводились в университете или на работе. В 2010-м я работал в отделе по связям с общественностью в Piedmont Healthcare в Атланте (в компании, владеющей сетью больниц в Америке. — Прим. ред.), и однажды моя начальница рассказала мне про семью, которая искала доноров тромбоцитов — у их дочери был рак крови.

Я понял, что хорошо подхожу для того, чтобы им помочь: у меня вторая положительная группа крови без Цитомегаловируса (вирус опасен для людей со слабой иммунной системой. Распространен среди людей взрослого возраста. — Прим. ред.), а сдавать тромбоциты можно каждые две недели. Поэтому я решил не тянуть и сразу начать пойти на донацию. У меня выходило примерно 12–15 раз в год. Так продолжалось до 2012 года.

В этот год родился мой сын — Аарон.

Сила Малыша Аарона

Аарон появился на свет 27 декабря — немного раньше срока. При весе 2,18 кг он был довольно здоровым малышом. Это был милый младенец и, кроме незначительных проблем, всё с ним, казалось, было хорошо. Его небольшой вес позволял регулярно проходить медосмотр в отделении терапии новорожденных в госпитале Пьемонта в Атланте.

После нескольких анализов стало очевидно, что с Аароном что-то не так. Его тело не смогло избавиться от билирубина (желчный пигмент. — Прим. ред.), и в печени был обнаружен повышенный уровень ферментов. Ему ежедневно переливали кровь, тромбоциты и плазму. 4 января гепатологи из Детского медицинского центра Атланты попросили перевести моего сына под их опеку. Они подтвердили опасения, что у него очень редкое и тяжелое заболевание печени — неонатальный гемохроматоз.

Единственное, что могло его вылечить — это пересадка печени. 12 января Аарону ее сделали, и мы надеялись, что у него появился второй шанс. Однако очень скоро донорская печень вышла из строя. Вторая пересадка тоже была неудачной. Аарон скончался 19 февраля 2013 года.

Он был маленьким, но невероятно сильным, как и его тезка из Библии, Корана и Торы. Я говорю это не просто как гордый отец, но как свидетель его воли к жизни. Врачи были поражены тем, сколько всего он выдерживал. Потеря ребенка была невероятно тяжелой для нашей семьи, но в конце концов мы поняли, что должны его отпустить. Его жизнь сплотила нас, и теперь служит ежедневным напоминанием о любви, которую мы должны проявлять друг к другу.

Помощь таким, как Аарон

Аарон получил 115 переливаний крови в течение своей жизни — это и переливания эритроцитов, плазмы, тромбоцитов. Из-за неспособности его печени функционировать должным образом из-за травм от операций именно тромбоциты давали Аарону дожить до следующего дня.

Однажды запас донорских тромбоцитов в больнице кончился, а переливания нашему сыну были по-прежнему нужны. В тот день Аарон все-таки получил тромбоциты, но беспокойство стало еще одним ежедневным стрессом для нас в добавок ко всей этой ужасающей ситуации. После того, как моя жена Шреста оправилась от родов, я решил снова сдавать тромбоциты. Наша семья тоже начала сдавать кровь. Это был единственный раз, когда я почувствовал, что могу хоть как-то помочь своему сыну. Эта же мысль мотивирует меня даже сейчас.

Когда я сдаю кровь, я чувствую прямую связь с Аароном, точно так же, как я чувствовал связь с людьми, чья кровь поддерживала ему жизнь. Для меня эта процедура — медитация. Я думаю об Аароне. Интересно, гордится ли он мной и знает ли он, как сильно я его люблю?

Всякий раз, когда заканчивается донация, я думаю о своих тромбоцитах и о том, к кому они попадут. Мне нравится думать, что это поможет ребенку, такому как Аарон, и я надеюсь, что родители этого ребенка будут меньше волноваться благодаря моему небольшому вкладу.

Смерть Аарон Тейлор[/vc_column_text]

Я только что перешел отметку в 60 литров сданных тромбоцитов с момента, как умер Аарон, и надеюсь, что смогу продолжать сдавать кровь до конца своих дней.

Я хорошо знаю центр сдачи крови Красного Креста, и все люди там знают меня и знают почему я здесь. Они хорошо выполняют свою работу и не показывают своего страха, когда работают. Но я этот страх вижу.

Что мне сказать будущим донорам

Я общаюсь с центрами крови и знаю, что дела у них плохи, и это не преувеличение. Теперь я знаю, что их страх — это способ сказать, что где-то есть отец, ждущий донорскую кровь, которая спасет жизнь его сына. Когда центр крови просит помощи, это означает, что новый папа молится о чуде. Такие вещи нельзя игнорировать.

Кровь больным поступает не от причудливой медицинской фабрики, а от доноров. Мы все должны делать все возможное, чтобы защитить и спасти человеческую жизнь, потому что однажды, возможно, кровь понадобится и вам.

Перевод: Ирек Бибарсов

Оригинал: American Red Cross

Иллюстрации: Сергей Котов

Add Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *